Древо технологий Stellaris на русском языке | Пикабу

Древо технологий Stellaris на русском языке | Пикабу Мультикоптеры

А почему, собственно, дополнение ревью-бомбят?

Если открыть отзывы в Steam, на момент написания обзора увидим 400 положительных отзывов на 500 отрицательных. Если исключить множественные кек-обзоры в духе «Наконец-то можно поиграть за казахов» и палец вниз, то можно разглядеть и вполне реальные проблемы, которые преследуют Paradox уже несколько DLC подряд — это сырость или скучность нового контента, почти не тестированные инновации и механики, которые ломают строящийся годами и правящийся постоянными патчами баланс, а также и снижение производительности в не самой требовательной к железу игре (хотя я последнего не заметил на своем довольно древнем ПК, шло все гладко на 60 fps).

И самое главное нововведение — «космические казахи»!

Да, вы не ослышались. В фанатском комьюнити про это не пошутил разве что совсем ленивый, фраза уже крепко вошла в оборот. Совершенно неясно, ошибка ли это, или в стан разработчиков пробрался ушлый дизайнер-диверсант с тайной директивой перерисовки всех человеческих пресетов на азиатский тип головы и лица.

Так вот и получается, что в начале своего межзвездного пути под руководством ООН не остается ни одного европеоида, а юная космическая империя состоит из миллиардов казахов разных оттенков и цветов кожи — от африканского черного до белоснежного белого. 

На самом деле, ничего критичного. Либо патчами поправят, либо модами. Подробнее об этом неприятном инциденте в другом нашем материале

Главное нововведение — вассальная система

А теперь о том, ради чего весь праздник и затевался. Нельзя сказать, что система взаимоотношений между цивилизациями раньше отсутствовала. Напротив, она была, и была вполне полноценной, однако же теперь можно погрузиться в нее еще немного глубже. Ключевое слово здесь — «немного», но немного — еще не значит «плохо». 

На бумаге все просто. Разрастаясь до огромной империи (как правило милитаристской), игрок неизбежно сталкивается лбами с другими цивилизации. Какие-то вопросы с соседями можно решить дипломатическими либо торговыми путями, но с кем-то придется сражаться до последней капли крови или того, что у этих клятых инопланетян течет в жилах. 

А заранее просчитать, как лучше общаться с соседями, помогут традиции. Хочется сделать упор на дипломатию? Или, может, на военную мощь? Об этом стоит начать раздумывать в самом начале игры

Это означает, что для завершения конфликта при наличии явного превосходства над противником игрок может навязать врагам требование вассалитета. Система не так проста, как может показаться, и иногда оборачивается неприятными для сюзерена моментами.

Но в целом и общем все просто: победили врага — навязали вассалитет — получаем гешефт. Не забываем об исполнении всех условий договора, потому что они будут с обеих сторон. Например, договор о защите при нападении третьей стороны: если на вассала нападут, то скорее всего будет необходимо вступить в войну, чтобы защитить собственные интересы. 

Заключаем договор, выбираем нужные пункты и надеемся, что собеседники согласятся. Спойлер — эти не согласятся и почти сразу захотят провести операцию по дехуманизации Солнечной системы

Не стоит думать, что вассалитет — это всегда унижение. Вассальный договор — это тонкая настройка взаимоотношений, в которых относительную выгоду получают обе цивилизации, а в отдельных случаях сюзерен может даже терпеть убытки ради того, чтобы сохранить за собой полезного вассала.

Например, подчиненному можно разрешить не вступать в войну, которую ведет сюзерен. Можно полностью отказаться от дани и даже доплачивать вассалу за верность. Звучит странно, но на самом деле это очень даже неплохая стратегия, учитывая, что покоренную цивилизацию можно при этом запрячь стать добывающей ресурсы провинцией.

А еще вассалы — это электорат. В условиях вассалитета можно договориться, чтобы подчиненная цивилизация голосовала так, как нужно игроку. За это, вероятно, придется отсыпать дополнительных бонусов голосующим, но оно того однозначно стоит.

Черные дыры — это не только очень красиво, но еще и очень полезно для ее владельца

Но мало навязать условия, нужно ведь их еще и поддерживать, причем с обеих сторон. Сюзерен вполне может через какое-то время зажраться и потребовать изменений каких-либо пунктов договора, а вассал, в свою очередь, может послать императора к вымершим предтечам и разорвать сотрудничество. В таком случае выстраивать дружбу придется с нуля, потому что отношения будут сильно испорчены.

С каждым покоренным вассалом можно заключать индивидуальные договоры с разными условиями. Один, например, по результатам войны отдает сюзерену часть своих территорий, другой, напротив, получает в дар какую-нибудь систему. И уже в процессе новых взаимоотношений одних можно щемить и не давать высунуть носа, требуя огромных сумм в качестве дани, а другим же давать на время свой флот для решения внутренних дел или взаимовыгодно обмениваться торговой информацией. Все персонально, к каждому необходим свой тонкий подход.

Пока мы ищем себе вассалов среди иных цивилизаций, враги плетут свои заговоры в самом сердце будущей империи. Всякого рода фракции появляются довольно часто, и только от решений игрока зависит, поддержать их или подавить мощным тоталитарным кулаком

Достичь вассалитета можно не только военным путем. Некоторые цивилизации, завидев мощь империи игрока, будут рады встать в подчинение без кровопролития, главное — чтобы условия договора были взаимовыгодными. При должном желании можно взять в качестве вассала цивилизацию, которая откровенно мощнее расы игрока, только такое сотрудничество продлится недолго.

А если вассал однажды решит, что его более не устраивают условия договора — он станет предъявлять претензии. Может даже потребовать себе часть территорий империи, иначе — БУНД! К сожалению, пока что такое происходит постоянно, и игрок практически не может на это никак повлиять — со временем подчиненные набираются смелости и начинают громко о себе заявлять.

Агрессивно настроенные рептилоиды оказались в двух шагах от Солнечной системы. Эх, если бы в реальной жизни к нам так близко оказались инопланетяне — мы бы уже давно с ними установили контакт

Что нового, stellaris?

«Да не очень-то много всего», — ответит он нам. Но для тех, кто наиграл уже десятки или даже сотни часов, любой новый контент будет в радость. К тому же, совсем не дорогой по современным меркам — 435 рублей (если, конечно, у вас есть возможность совершить покупку в Steam).

Смотрите про коптеры:  Рейтинг ПАММ-счетов Альпари: лучшие ПАММ-счета

Заявленных глобальных изменений всего два. Первое — это та самая система вассалитета, вторая — несколько новых вариантов предысторий для цивилизации игрока. Есть еще несколько мелочей, такие как новые мегасооружения, которые, как оказалось, не несут каких-то глобальных преимуществ, но выглядят весьма свежо.

Развитие технологий в Stellaris — многопоточный проект. Одновременно независимо друг от друга происходит изучение нескольких сфер науки

Начнем со второго, так как это на самом деле первое, с чем столкнется будущий покоритель галактики перед тем, как начать игру. У каждой цивилизации есть пресеты происхождения, и хоть изначально у каждой расы оно какое-то определенное, на этапе подготовки к игре его можно изменить. Какие-то варианты происхождения бесплатные, другие же открываются по мере приобретения соответствующих DLC.

Земляне изначально имеют предысторию «Успешного объединения», мол, они бодались, боролись, но в итоге скооперировались под эгидой ООН и таки вырвались к звездам. 

В Stellaris миллион вещей быстро утекает из-под контроля игрока. Но мегаудобный планировщик в правой части экрана позволяет управлять огромной империей без ощущения того, что он что-то упускает

Но можно сделать так, что раса была специально выведена таинственными предтечами, а родной мир создан для них как заповедная зона. Или что человечество — это раса короткоживущих клонов, которых производят древние клонические фабрики, и эти ребята вдруг решили найти свое место во вселенной, а заодно отыскать ответы на вопрос — кто, когда, зачем и почему их создал. 

Overlord же добавляет пять подобных вариантов. И это не косметическая функция: выбор предыстории существенно влияет как на ролевой отыгрыш, так и на геймплейные механики. Итак, новинки:

Учителя покрова. Цивилизацию задолго до ее выхода в космос направлял и обучал таинственный межзвездный ковен Идущие-сквозь-Покров. Так что их патроны стали просветленными спиритуалистами, и уже заранее знают многие тайны мира. Такие ребята вряд ли начнут экспансию с создания военного флота и объявления войны всему миру, но зато с большей тщательностью могут погрузиться в изучение тайн мироздания.

Имперский феод. Цивилизация начинает в не самых приятных условиях. Как правило, раса игрока на старте не знает о существовании инопланетян, но в этом случае она уже успела отправиться к соседним звездам и там оказалась покорена более могущественной инопланетной культурой.

Улей-прародитель. Цивилизация существует в виде коллективного разума. Возможно, визуально такой вариант не подходит для стандартной людской расы, но некоторым другим расам — вполне.

Дети подземелья. Цивилизация косплеит дворфов из фентези. Все жители расы испокон веков прятались под землей, где достигли огромных успехов в технологическом развитии. Есть как плюсы, так и минусы. Как по мне — главный плюс в том, что этих ребят почти не берет ковровая планетарная бомбардировка. Еще в этом случае у расы появляются новые варианты задних фонов для меню цивилизации.

Звездная катапульта. В этом случае цивилизация, впервые улетая из родного мира, обнаруживает неподалеку странное неработающее мегасооружение — квантовую катапульту. Если ее починить, это может дать игроку огромное преимущество в исследовании мира.

Квантовая катапульта — новое мегасооружение, которое доступно некоторым цивилизациям с самого старта космической экспансии

Пять предысторий — это достаточно много. Если учитывать, что с каждым таким DLC их становится все больше, то в комплекте опций будет даже слишком много. С другой же стороны, немногие оценили этот набор, потому что все предыстории получились несколько неоднозначными, и прямо-таки явных игровых преимуществ не несут.

Ту же самую звездную катапульту можно построить любой цивилизацией, просто чуть позже, а стоимость подземных построек детей подземелий слишком высока, чтобы играть комфортно на ранней и средней стадии партии. Ну и, конечно, больше всего вопросов к варианту «Имперский феод» — мало кому хочется начать играть за ксеноморфскую подстилку, платящую дань узурпатору, а сюзерены, как правило, попадаются весьма мерзкие, что делает игру совсем уж неприятной для новичка.

Но, если так подумать, все эти варианты очень крутые для, так сказать, ролевого отыгрыша. Восприятие этих новинок целиком и полностью зависит от типа игрока и от того, что ему больше нравится в видеоиграх — погружение в историю и ролевой отыгрыш или же получение явных преимуществ, а также сухое наращивание циферок мощи и всего такого прочего.

Происхождение выбирается еще до начала игры, и изменить впоследствии его будет нельзя. В описании можно узнать все плюсы и минусы сделанного выбора

Steam community :: guide :: [гайд][stellaris: le guin] редкие ресурсы / стратегические ресурсы

Древо технологий Stellaris на русском языке | Пикабу
Их можно найти на астероидах и расплавленных мирах, а для добычи нужно изучить технологию “Стабилизация пылинок”. В добавок эта технология разблокирует здание “Ловушка для сбора пылинок”. Его можно построить на мирах с планетарной особенностью “Пыльные пещеры”, где рабочие будут производить по 2 единицы летучих пылинок в месяц.
Древо технологий Stellaris на русском языке | ПикабуДрево технологий Stellaris на русском языке | Пикабу

Из альтернативных источников можно синтезировать летучие пылинки используя минералы. В этом нам поможет технология “Заводы летучих материалов”, открывая возможность строить “Химические заводы”, где специалисты-химики будут перерабатывать минералы в летучие пылинки.
Древо технологий Stellaris на русском языке | ПикабуДрево технологий Stellaris на русском языке | Пикабу

Последний способ, обратится к торговому анклаву “Ригганская торговая биржа“ для приобретения ежемесячного прироста на выгодных Вам условиях.
Применяются летучие пылинки в постройке и содержание улучшенных сплаволитейных заводов, крепости, центра очистки полезных ископаемых и центра переработки пищи. Из вооружения, применяется в улучшенных торпедах, автопушках, кинетика и ракеты 4-5 уровня, кинетическая батарея и вихревые ракеты.
Древо технологий Stellaris на русском языке | ПикабуДрево технологий Stellaris на русском языке | Пикабу

Избыток летучих пылинок можно потратить на указы:
Древо технологий Stellaris на русском языке | ПикабуДрево технологий Stellaris на русском языке | ПикабуДрево технологий Stellaris на русском языке | ПикабуДрево технологий Stellaris на русском языке | Пикабу

§

А чего там еще новенького?

Новый анклав, позволяющий создавать наемные флоты. Раньше в качестве анклавов выступали только нейтральные независимые конгломерации разумных рас. А наемников же создает игрок. Он может просто перевести ненужную часть межзвездного флота в разряд наемников, и тогда ими могут пользоваться другие цивилизации (даже для того, чтобы атаковать бывшего владельца флота). Игрок же, соответственно, зарабатывает на каждом таком использовании его судов. 

Эти ребята просто дрейфуют возле своей станции, ожидая приказов годами. Вполне разумно будет сформировать из них флот наемников и регулярно получать пассивную копеечку 

Мегасооружения — это такие огромные штуки, на постройку которых требуется огромная куча времени, колоссальное количество ресурсов и долгий путь научного прогресса до этого. Уже упомянутая ранее звездная катапульта — одно из таких мегасооружений.

Мне кажется самой интересной возможность постройки орбитального кольца — такой огромной космической околоземной станции, которая полностью огибает планету. По функционалу такие гиганты похожи на космические станции возле звезд: их также можно улучшать, располагая внутри всякие оборонительные и вспомогательные модули. Только верфь нельзя сделать для производства новых судов, или, по крайней мере, я такой возможности не обнаружил.

Смотрите про коптеры:  Stellaris подавитель сверхсветовых технологий

Еще добавили несколько новых саундтреков. Не скажу, что это звучит как солидный апдейт, но с миру по нитке — и Stellaris становится все объемнее и объемнее.

Древо технологий stellaris на русском языке

И, когда она в очередной раз вышла на балкон позвать меня, я услышал как Толька Коршунов выкрикнул: “Гвардеец кардинала на посту!” И я вцепился в него, хотя Тольке было целых одиннадцать лет и он даже уже был влюблен в Таньку, о чем поведал всему двору вырезанным на тополе объявлением “Я люблю тебя”.Имя вырезать не стал, проявив не детскую мудрость.

Толька валялся в пыли, совершенно не сопротивляясь, а только удивленно таращась на меня. Я пытался молотить его, приговаривая: “Гад, гад!” Под очередное “гад” меня подняла в воздух неведомая сила. Мелькнул яркий рукав, бицепс, усы и я оказался за обеденным столом с моей “не моей” бабой Феней.
Мама назвала ее официально — Феодосия Николаевна и всегда повторяла: “Она не твоя бабушка”.Моя бабушка была первая жена деда, баба Женя. Она жила в одном городе с нами, в центре России, а дед с Феней жили у моря.

Оно — море — и стало причиной нашего знакомства. Я был худющим болезненным ребенком, и педиатр убедила мать, что море положительно скажется на моем здоровье. “Но обязательно не меньше месяца,” — повторяла она. Когда мне было почти четыре года, меня повезли знакомить с дедом, морем и Феней. Феодосией Николаевной. Как бы не хотели мама с “моей” бабушкой изъять ее из этого уравнения. В первый раз мама была со мной две недели, натянуто общаясь с дедом и Феней. Убедившись, что старики вполне способны управиться с ее чахлым “цветком” жизни, она начала часто уходить в гости к подругам детства и задерживаться там допоздна.

Я не хотел спать без нее. Ходил по квартире, поднывая. Дед уговаривал спать, а Феня сгребалав охапку, и говорила: “Борык, не куксись. Пойдем встречать маму!” Мы выходили в притихший двор, она сажала меня на качели.

Качелей я боялся, мне казалось, что меня, такого легкого, подхватит ветер и унесет, но Феня мощной фигурой вставала ровно напротив качелей и и заключала подвешенное сиденье в свои уверенные руки, прежде,чем снова толкнуть. “Будешь наверху — смотри маму,” — напутствовала она и легонько толкала качель. “Не виднооо,” — ныл я, а она отвечала: “Значит, надо повыше. Не боишься?” Я мотал головой в разные стороны, и она толкала сильней. И в один день, взлетая до ветки тополя, я понял, что хочу, чтоб мама не торопилась.

И мама, наверное, поняла. Она уехала, оставив меня с дедом и Феней на лето. Мы посадили ее на поезд,помахали в окошко и пошли домой обедать. А вечером мне почему-то захотелось плакать. Я помню ощущение полной опустошенности, и помню, как оно появилось. Оно появилось, когда я думал, что сегодня вечером не надо встречать маму и мы с Феней не пойдем качаться. Но после ужина она объявила:”Борык, не куксись, пойдем смотреть, как мама едет на паровозе.”

Мы ходили качаться каждый вечер. Дед поначалу говорил, что поздно, и “ребенку нужен режим”, но Феня обрывала его на полуслове: “Не гунди, охламон, рыбенку много чего нужно.”
Охламон улыбался внутрь себя и капитулировал. Мы с Феней выходили, когда последние бабульки снимались с лавочек у подъезда, а возвращались к полуночи, покусанные комарами и абсолютно счастливые.
Качели были моим личным раем. Качели которые качала Феня. Она раскачивала меня, а потом притормаживала и влепляла поцелуй в неожиданное место. Когда качели начинали останавливаться, а я просить: “Еще, еще!”, Феня принималась щекотать меня. Я вертелся волчком, заливался на весь тихий гулкий двор, но не слезал с сиденья.

Здоровье мое, несмотря на отсутствие режима, улучшилось. Встретив меня, загоревшего и слегка отъевшегося, на вокзале, бабушка Женя поджала губки. Стройность была одной из основных ее добродетелей, и она весьма боялась жирного и сдобного греха.
Очень скоро после приезда домой я спросил, когда снова поеду к деду и Фене.
— Лен, ты слышала?— крикнула бабушка моей маме, и не дождавшись ответа повторила:
—Ты это слышала?
— Мам, не начинай снова, это ребенок, — мама подошла ко мне и внезапно погладила по голове. Она редко так делала, мне стало так хорошо, и я снова вспомнил качели. Мне хотелось повторить свой вопрос маме, но я не стал. А в конце длинной-длинной зимы, когда я свалился с ужасной ангиной, мама сидя у моей кровати сказала: “Бобка, ну что же ты, выздоравливай!Скоро ведь поедем к деду!”

Я выздоровел и мы поехали. Мама уехала через три дня. Была середина мая. Раз в месяц Феня наряжала нас с дедом “в парадное”, и мы шли в переговорный пункт: попросить маму оставить меня еще на месяц. Вышло три раза.

Дед работал сутки через трое, и в свободные дни старательно просаливал меня в море. А вечера были мои с Феней. И качелями. Взлет— посадка — поцелуй, взлет — посадка — объятия.
— Борык, маму видишь?
— Вижу! В окно! Она спит!
— А Москву видишь?
— Вижу!
— Кремль красный?
— Синий!
— Значит, вечер!
Смех-посадка-поцелуй, тихий подъезд, мы играем в шпионов, и, чтобы не будить деда, укладываемся вместе спать на диване.

Находясь между этим хитросплетением взрослых, я совершал детские ошибки, но учился на них. Однажды я попросил бабушку Женю испечь оладушки как у Фени. “Борис, питаться жареным — вредно!” — выпалила она, но не преминула заметить под нос: “Своих детей сгубила, за моего взялась…”В моем сознании эта фраза повисла вопросом, но я промолчал. Летом меня снова отправили “на море”: у мамы появился перспективный кавалер, и без меня было сподручней.

Смотрите про коптеры:  Квадрокоптер для GoPro и аналогов -Топ лучших моделей

Вопрос, зародившийся после обмолвки “моей” бабушки терзал меня, и я не знал, как поступить. Мне было уже шесть лет,и я начал ощущать какую-то неловкость в стальных объятиях Фени. К тому же я маялся, гадая, как она сгубила своих детей.Решился однажды спросить у деда. Он вздохнул, но ответил: “Утонули они на лодке с отцом их. Она с тех пор на море и несмотрит.И забудь, что я сказал, и с ней не говори.”Я и не говорил, и даже позабыл, ибо мучивший меня вопрос разрешился. А качели так и были нашими, хоть я и мог уже качаться сам. Но не мог же я сам себя целовать?

К следующему лету у деда начались проблемы со здоровьем, и вместо моря я отправлялся гулять во двор. А после драки с Толькой Коршуновым из-за Фени меня приняли в дворовое сообщество и я даже был частью “живой пирамиды”, на которой стоял Толька, чтобы вырезать на тополе сердце, пронзенное стрелой, под своим “я люблю тебя”. Да что там, и на море мы тоже гоняли, и строили шалаши, и даже пробовали влюбляться, и я еще не раз подрался из-за женщин. Было не до качелей.

Феня ухаживала за дедом, и в квартире поселился тонкий, но устойчивый запах лекарств. А мама вышла замуж. За Толика. За другого, конечно, но вроде он тоже намекал, что “я люблю тебя”. Эту новость мне сообщила Феня и, глядя на меня, добавила: “Не куксись! Это хорошо. Вы подружитесь.” Я подумал:”Никогда!”, а она оказалась права.

Все эти события: дедова болезнь, замужество мамы, драка с Толькой и дворовая дружба подвели итог моего дошкольного детства. Остались лишь воспоминания: разрозненные, малосвязные, но при этом яркие до осязаемости. И в главном из них я подлетаю на качелях вверх, а потом меня целует в макушку Феня.

Больше выездов “на море” не было, потому что началась другая жизнь. Мы приехали к деду через четыре года. На похороны.Я помню, как зашел в ту самую квартиру, а посреди большой комнаты стоял гроб. Феня провела нас с мамой мимо него в спальню и уложила спать с дороги. Назавтра была суета, похороны, поминки, и во всем этом я затерялся и чувствовал себя лишним.

Я потихоньку вышел из-за поминального стола и пошел в маленькую комнату. Сел на кровать, уставился в стену. Не знаю, сколько так просидел, но зашла Феня. Она обняла меня, и внезапно я разрыдался. Феня гладила меня по голове, а затем внимательно посмотрев в глаза, сказала: “Борык, деда все равно тебя любит. Ну, не куксись…”

Мы с мамой уехали после девятого дня. Феня предлагала мне остаться. Я выжидательно посмотрел на мать, рассчитывая, что она заявит о полной невозможности оставить меня…Но она молчала… Я отрицательно мотнул головой.
— Ну поезжайте, поезжайте, выберете время еще приехать… — Феня была тише, чем обычно, да и понятно почему.

А потом жизнь меня закружила. Это был, наверное, не тот танец, который я хотел, но отказаться не получалось. Свадьбы, рождения, болезни, похороны, встречи, расставания… Жизненное колесо неслось все быстрей, пока не застопорилось о диагноз моего собственного сына. Лейкоз. Помню глаза жены как провалы в ад и ее же бесстрастный голос, когда она перечисляла, что нужно купить в больницу. Еще доктора помню, который сказал, что “большинство случаев разрешаются благоприятно”. В интернете писали, что большинство — это семьдесят процентов. И наш ребенок должен был в них попасть. Должен! И не должен в тридцать… Пусть не он…Мы стали командой по попаданию в семьдесят процентов: жена взяла на себя всё, связанное с сыном, а я должен был зарабатывать. Общение превратилось в сводки анализов. Лучше, хуже, хуже, лучше, лучше, немного хуже, немного лучше, еще немного лучше.

Мы победили. Мы попали в семьдесят. А я понял, что не чувствую ничего.
Я боялся посмотреть в глаза сыну и жене, потому что они бы это поняли. На работе подвернулась командировка, поехал. И вдруг как током дернуло: “А ведь Феня еще может быть жива! Есть шанс!”Не сама собой, конечно, эта мысль пришла, я рядом с теми местами оказался. Сделал крюк, нашел тот двор… Дверь в квартиру никто не открыл. Значит, не выпал шанс. Она бы точно дома была.

Вышел из подъезда — на лавочке тип алкоголического вида сидит. Аккуратно у него поинтересовался, не знает ли он, кто в шестьдесят четвертой квартире живет.
А он как заорет:
— Боб, ты? Точно ты! Ну ты же!
Друган детства оказался. В квартире пара молодая живет, дальние родственники Фени. А она сама давно уж померла. А до того как будто с ума сошла немного. Выходила вечерами гулять до ночи. На качелях раскачивалась и улыбалась. А потом соседи по запаху нашли ее.

— Боб, на пиво не подкинешь? Давай за встречу, — закончил он свой рассказ вполне ожидаемо.Я подкинул, а “за встречу” не стал. Он сразу побежал отовариваться, и я оглядываясь, как шпион, подошел к качелям. Всё те же. Вечная металлоконструкция. Сел боком, оттолкнулся ногой. Тополь тот же, вон на нем вырезано “Я люблю тебя” и сердце, пронзенное стрелой… Только еще что-то сверху накарябали, раньше не было. “Не куксись”. “Не куксись. Я люблю тебя”…Нет, не может быть… Точно: “Не куксись”.

Я уперлся лбом в ствол дерева,а потом обхватил руками. Меня трясло. Нет, меня “типало”. Так говорила Феня в минуты особого волнения: “Меня типает”. Внезапно с утробным рыком я набрал полную грудь воздуха и разрыдался.
Я тоже люблю тебя, Феня. Я люблю тебя, дед. Я люблю жену и сына. И маму, и отчима, и сестру. И даже когда меня не станет, эта любовь останется. Но еще рано, я еще должен сказать им всем об этом хотя бы раз.

Оцените статью
Радиокоптер.ру
Добавить комментарий

Adblock
detector