Корректируемые и управляемые боеприпасы: starcom68 — LiveJournal

Виды высокоточного оружия

К высокоточному оружию относят:

Война в персидском заливе и операция сил нато против югославии[править | править код]

Война в Персидском заливе наглядно продемонстрировала ту огромную роль, которую управляемое оружие играет в современной войне. Технологическое превосходство союзников позволило вести военные действия против Ирака, понеся при этом чрезвычайно низкие потери.

Массированное применение высокоточного оружия было продемонстрировано в ходе операции сил НАТО против Югославии. Широкое применение крылатых ракет и высокоточного оружия позволило НАТО выполнить поставленные задачи — добиться капитуляции правительства Слободана Милошевича, без прямого ввода войск и проведения наземной военной операции.

В обоих этих конфликтах было продемонстрировано, что широкое применение управляемого оружия, помимо существенного повышения эффективности ударов, также способствует снижению уровня случайных потерь среди мирного населения. Ни в Персидском заливе, ни в Югославии не использовались ковровые бомбардировки неуправляемыми бомбами, ведущие к значительным разрушениям гражданских построек, поскольку управляемое оружие позволило сравнительно точно поражать военные объекты, сводя к возможному минимуму риск сопутствующих потерь.

Военная операция против Ирака в 2003 году была превращена в полигон отработки высокоточного оружия (ВТО) в боевых условиях. Испытывались также комплексы управления формированиями и системы управления платформ носителей крылатых ракет воздушного и морского базирования (КРВБ/КРМБ), таких как истребители-бомбардировщики, ударные вертолёты, надводные ракетные корабли и многоцелевые атомные подводные лодки.

Прочие управляемые боеприпасы:

  • AGM-84 SLAM-ER (Stand-off Land Attack Missile, Expanded Responce) — универсальные КР морского и воздушного базирования. Является вариантом корабельной ПКР «Гарпун» 1977 года. Производится в варианте AGM-84E/H. Инфракрасный сенсор боевой головной части (БГЧ) расширил возможности исходной модели. Вариант Е включал INS/GPS на среднем участке полёта и телекамера на конечном участке. Вариант Н обладал системой наведения IIR/INS/GPS (IIR — инфракрасный сенсор в БГЧ). Может поражать подвижные цели вроде БРСД. Снаряжается боеголовкой в титановой оболочке WDU-40/B весом 227 кг, которая снаряжается взрывчатым веществом (ВВ) PBХС-129, взрывателем Raymond FMU-155/B c программируемой задержкой времени подрыва боезаряда.
  • BGM-109 Tomahawk TLAM (Tactical Land Attack Missile) — универсальная КРВБ/КРМБ. На вооружении с 1986. Имеет четыре варианта A/B/C/D. А — ядерный вариант, на практике не используется. В — противокорабельная (ПКР) морского базирования. С — КР против наземных целей с унитарной БГЧ. D — против наземных целей с кассетной БГЧ. В кассете 166 суббоезарядов.
  • AGM-130 — универсальная КРВБ с системами самонаведения.
  • AGM-86C/D CALCM (Conventional Air-Launched Cruise Missile) — КРВБ. Создана путём конверсии ядерных КР. Снаряжается фугасно-осколочной БГЧ весом 900 кг (блок 0) и 1350 кг (блок I). В последнем варианте имеет наведение по GPS с дальностью 1100 км. Имеется также вариант Блок II с усовершенствованной унитарной «проникающей» БГЧ AUP-3 (AUP — Advanced Unitary Penetrator Kinetic Energy Warhead) созданной для поражения бункеров и заглубленных объектов; вес БГЧ в титановой оболочке — 550 кг.
  • AGM-114 Hellfire — ракета класса «воздух-поверхность», с полуактивным лазерным или активным радиолокационным наведением (воплощающим принцип «выстрелил и забыл»). Ракетой оснащались вертолёты типа AH-64, OH-58, AH-1.
  • BGM-71 TOW — противотанковая управляемая ракета с управлением по проводам. Устанавливается на наземную технику типа HMMWV, M1134, Bradley, вертолёты типа Lynx и AH-1.
  • M712 Copperhead — 155-мм противотанковый управляемый реактивный снаряд с лазерным наведением для ствольной артиллерии типа M109, M198.
  • MGM-140 ATACMS — оперативно-тактическая ракета с инерциальным наведением. Было выпущено 450 ракет.[5]
  • 155-мм снаряды M898 c самоприцеливающимися суббоеприпасами SADARM.[6]

В целом, применение управляемого оружия в конфликтах конца XX — начала XXI столетия носит всё более массовый характер на всех уровнях боевых действий. Это обусловлено существенной экономией на количестве боеприпасов, необходимых для поражения, снижением риска для войск (за счёт снижения количества боевых операций, требуемых для поражения конкретной цели), снижением сопутствующего ущерба для гражданского населения.

В современных боевых действиях находят активное применение крылатые ракеты разнообразных типов, наводящиеся с помощью лазерного целеуказания артиллерийские снаряды, планирующие авиабомбы, зенитные ракеты различных классов. Появление ПЗРК и ПТУРС позволило придать возможности управляемого оружия на ротном и батальонном уровне.

В настоящее время все развитые страны, обладающие военной промышленностью, рассматривают совершенствование управляемого вооружения как одну из ключевых компонент своей военной мощи.

Вторая мировая

Интенсивная работа над системами управляемого вооружения впервые была развёрнута в период Второй мировой войны, когда уровень технологий — развитие систем управления, появление радиолокационных станций, позволил создавать сравнительно эффективные системы вооружения.

Германия

Особенно масштабно работы над управляемыми системами вооружения в период 1939—1945 годов были развёрнуты в Германии. Ввиду дефицита ресурсов в ситуации противостояния с значительно превосходящими силами противников, военные круги Германии лихорадочно искали способ совершить качественный скачок в военном деле, который позволит им компенсировать количественное отставание.

Смотрите про коптеры:  Призрак из квадрокоптера к Хэллоуину

Тем не менее, из-за сильного дефицита ресурсов и идеологизированности программы разработок (в том числе задержка в разработке зенитных ракет из-за приоритета ударных баллистических), Германии не удалось эффективно развернуть и применить большинство разрабатываемых систем высокоточного вооружения[3]

История

В связи с развитием военного дела во многих государствах появилась возможность улучшения характеристик вооружения состоящих на оснащении их войск, армий. Так замена гладкоствольного стрелкового оружия на нарезное позволило улучшить поражения противника на более дальней дистанции. Изобретение прицела на стрелковом оружии позволило поражать цель еще точнее.

Корректируемые и управляемые боеприпасы

Корректировать или управлять

В мире существуют всего две технологии управляемого артиллерийского оружия: американская концепция аэродинамического управления ACAG и российская концепция импульсной коррекции RCIC. Технология ACAG, впервые реализованная в американском 155-мм снаряде Copperhead, получила в мире широкое распространение. В частности, именно ее реализуют отечественные управляемые снаряды «Краснополь», «Китолов» и мина «Грань» разработки тульского «Конструкторского бюро приборостроения» (КБП), возглавляемого знаменитым Аркадием Шипуновым. Импульсная коррекция – чисто российская запатентованная разработка, реализованная, например, в снарядах «Сантиметр» и минах «Смельчак» компании «Аметех». В чем же разница между ACAG и RCIC? Если просто, то управляемое оружие предпочтительнее применять при деликатной высокоточной стрельбе, корректируемое – при точной. Если непросто, то читайте дальше.

Краснополь
Общее условие для обоих типов боеприпасов состоит в том, что перед выстрелом к цели на расстояние 7 км (на практике гораздо ближе) должен подобраться корректировщик с лазерным целеуказателем-дальномером (ЛЦД) на плечах. Работа очень тяжелая – первая модификация дальномера 1Д15 для «Краснополя» весила 60 кг, современный 1Д20М для «Смельчака» и «Сантиметра» – 18 кг. (Как вы помните, в голливудских фильмах лазерные дальномеры похожи на легкие полевые бинокли.) Помимо дальномера у корректировщика должна быть армейская радиостанция (тоже немаленькая коробка) и прибор синхронизации (о нем позже). Из перечисленного понятно, что корректировщик – самый важный (и, к сожалению, самый расходный) компонент системы, поэтому для его сопровождения, как правило, выделяются ребята из спецназа.

Прибыв на место (как упоминалось, не далее чем в 7 км от смертельно опасного противника), корректировщик устанавливает свое оборудование и при помощи ЛЦД ищет и выбирает цели. После выбора определяет их координаты, считывая дирекционный угол, угол места (не спрашивайте нас, что это такое) и дальность. После этого, используя принесенный с собой армейский ноутбук (он точно такой же, как гражданский, только тяжелее, дороже и работает медленнее), по таблицам стрельб рассчитывает установки для стрельбы, точно так же, как и для неуправляемых снарядов. Мой друг, увлекающийся стрельбой на сверхдальние расстояния, для этой цели, кстати, использует миниатюрный КПК со встроенным приемником GPS, легко умещающимся в кармане, а дальномер у него действительно встроен в бинокль. Но мы отвлеклись.

А в это время на позиции
После того как корректировщик сделал необходимые расчеты, он по радиостанции голосом передает данные на огневую позицию в тылу – например, на самоходную 152-мм гаубицу «Мста-С», гордость российской армии. Заряжающий достает из ящика высокоточный снаряд «Краснополь» и извлекает из него заглушку разгонного двигателя, после чего специальным ключом устанавливает взрыватель в одно из положений: «З» – замедленное фугасное действие, «О» – осколочное мгновенное. Затем из кармана извлекается отвертка, и с ее помощью выставляется частота импульсов ЛЦД (чтобы снаряд шел именно на свою цель). Специальным ключом устанавливается время разблокирования гироскопа – если произвести выстрел с работающим гироскопом, он сломается от перегрузки.

Не дремлет и корректировщик. Продолжая следить в окуляр за целью, он на ЛЦД выставляет ту же частоту импульсов, что и на снаряде, а также время задержки включения подсвета. Это только невооруженному взгляду пехотинца инфракрасный лазер подсветки кажется невидимым. Современная техника (а танки тем более) оборудованы датчиками облучения, и включение подсветки определяется ими как включение авиационного прожектора в полной темноте. Корректировщик на многие километры как бы объявляет – «вот он я», и на него начинается охота. Как правило, взятые в плен корректировщики (как, впрочем, и снайперы) умирают медленной и страшной смертью.

Снаряд
И вот он, долгожданный выстрел. Одновременно с ним по радиоканалу на ЛЦД передается кодированный сигнал (для этого и нужен был прибор синхронизации), и целеуказатель начинает отсчет времени. Ждать приходится довольно долго – если, например, «Мста-С» стреляет с предельной дальности в 20 км, то снаряд будет лететь больше минуты.

Смотрите про коптеры:  Квадрокоптер своими руками: пошаговые этапы сборки

Сразу после выхода из ствола «Краснополь» раскрывает стабилизаторы. В верхней точке траектории включается разгонный двигатель, разблокируется и раскручивается гироскоп, выпускаются носовые аэродинамические рули и сбрасывается обтекатель оптической головки самонаведения. Начинается стадия инерциального наведения снаряда.

За 5–12 секунд до подлета ЛЦД подсвечивает цель, и на расстоянии в 2,5 км «Краснополь» начинает переходить в режим самонаведения. Если целью оказывается современный танк, то, обнаружив подсветку, он мгновенно выстреливает непрозрачное для лазеров аэрозольное облако и пытается покинуть зону обстрела. Если же это укрепленная позиция боевиков, то через несколько секунд с вероятностью 90% она прекратит свое существование.

Корректируем
Боеприпасы с импульсной коррекцией («Смельчак» и «Сантиметр») ведут себя иначе. RCIC-технология предусматривает коррекцию на конечном (20–600 метров) участке баллистической траектории. Для этого в центральной части боеприпаса, в районе центра приложения аэродинамических сил (центра давления), перпендикулярно оси снаряда расположены сопла пороховых реактивных двигателей – два у «Смельчака» и четыре у «Сантиметра». Двигатели импульсные – при включении полностью выгорает один пороховой двигатель, которых у «Смельчака» по три на сопло, а у «Сантиметра» – два на сопло. Ввиду того, что снаряды вращаются в полете, несколькими импульсами и достигается коррекция траектории.

Каждая технология имеет свои плюсы и минусы. Начнем по порядку, для простоты остановившись на двух равноценных 152-мм снарядах «Краснополь» и «Сантиметр».

«Краснополь» позволяет вести стрельбу на более дальние расстояния (20 км против 15 км) – сказывается наличие разгонного реактивного двигателя. Зато «Сантиметр» позволяет стрелять прямой наводкой на 800 метров, «Краснополь» же имеет минимальную дальность 4 км. С другой стороны, применять дорогостоящие высокоточные боеприпасы для стрельбы прямой наводкой довольно бессмысленно, если можно обойтись обычными снарядами.

При выходе из строя системы коррекции «Краснополя», летящего на значительном участке траектории в режиме планирования, снаряд значительно отклоняется от цели. «Сантиметр» при том же раскладе ведет себя как обычный неуправляемый снаряд.

«Краснополь» начинает плавную коррекцию траектории за 2,5 км и имеет больший маневр по выборки отклонения от цели, чем «Сантиметр», начинающий коррекцию с 600 метров. Иначе говоря, артсистема с «Сантиметром» вынуждена стрелять точнее. Если еще проще, то стрельба «Краснополем» ведется без пристрелки, а для вероятности поражения «Сантиметром» 0,9 настоятельно рекомендуется выпустить по району целей 1–2 пристрелочных снаряда.

Эти особенности обоих снарядов имеют и обратную сторону – корректировщик «Краснополя» вынужден подсвечивать цель от 5 до 12 секунд, а «Сантиметра» – от одной до трех, чем сильно повышает свои шансы на выживание. Плавное и непрерывное подруливание «Краснополя» обеспечивает ему бóльшую точность попадания, чем у импульсного «Сантиметра». Теоретически «Краснополь» может попасть в точку.

«Краснополь» представляет собой сложное устройство с прецизионной механикой – своеобразные швейцарские часы, которые нуждаются в ручной настройке. В «Сантиметре» же практически нет никакой механики, технология рассчитана на роботизированное производство, что делает его в 2–3 раза дешевле.

Кстати, более простое устройство упрощает жизнь артиллеристам. Действия заряжающего при использовании «Краснополя» мы уже описали. При применении «Сантиметра» ему нужно выполнить всего два действия: выставить на бортовых часах время начала самонаведения (обычно 3 секунды до подлета к цели) и переключить взрыватель в режим «Мгновенно» («Замедленно») установлено по умолчанию.

Еще одно преимущество «Сантиметра» – залповая стрельба. «Краснополи» из-за планирования подлетают к цели неравномерно, и дым от взрывов первого снаряда, как правило, мешает лазерному целеуказанию для последующих снарядов. Залп 3–6 орудий с «Сантиметрами» достигнет цели почти одновременно.

Что дальше
Как видно из вышесказанного, артиллерийское управляемое оружие находится в самом начале своего пути. Время подготовки к выстрелу столь велико, что танк просто-напросто успеет уехать, пока корректировщик будет разбираться с баллистическими таблицами, а заряжающий – орудовать отвертками и ключами. Даже сами производители не рекомендуют стрелять по целям, движущимися быстрее 30 км/ч. А вот против партизан эти снаряды работают отлично: «Сантиметр» и «Смельчак» хорошо зарекомендовали себя в Афганистане, а в Чечне к ним присоединился и «Краснополь».

Впрочем, о массовом применении как управляемых, так и корректируемых боеприпасов в Российской армии говорить не приходится – их там попросту нет. Как признаются сами производители, государственные заказы поступают крайне редко, так что развернуть поточное производство нет никакой возможности. Зарубежные же эксперты оценивают армейские запасы таких снарядов как «ничтожно малые».

Смотрите про коптеры:  Квадрокоптер Syma X30 обзор

Тем не менее НТК «Аметех», производящий корректируемые снаряды, готов дооснастить своей системой танковые орудия, а также доработать авиационные комплексы неуправляемых ракет С-8, С-13, С-24 и бомбы ОФАБ 100–120 корректирующими блоками.

В идеале же подобные комплексы должны быть полностью автоматизированными: беспилотные аппараты разыскивают и подсвечивают цели, предварительные установки вводятся в снаряды компьютерным способом, а героическая профессия «корректировщик» уходит в прошлое. Как, например, «проводник заднего вагона» в пригородных электричках.

Автор: Александр Грек 2006г.
Источник

Первые шаги

Идея о создании управляемого оружия, способного эффективно поражать противника с высокой точностью, появилась ещё в 19 веке. Первые эксперименты проводились в основном с торпедами. Так, в 1870-х годах американский инженер Джон Луис Лэй разработал управляемую по проводам электрическими импульсами торпеду, которая, по ряду данных, применялась (безуспешно) перуанским флотом во Второй Тихоокеанской Войне.

В 1880-х годах на вооружение береговой обороны Великобритании была принята Торпеда Бреннана, управляемая механически при помощи тросов. Позднее, аналогичное решение — так называемая торпеда Симса-Эдисона — испытывалось американским флотом[1].

Первые образцы управляемых систем вооружения разрабатывались и испытывались ещё в период Первой мировой войны. Так, немецкий ВМФ экспериментировал, в том числе в боевой обстановке, с радиоуправляемымикатерами снаряжёнными взрывчаткой.

В 1916—1917 годах было проведено несколько попыток применения управляемых с самолёта взрывающихся катеров типа FL[de] фирмы «Firma Fr.

Lürssen» против береговых сооружений и кораблей, но результаты, за редкими исключениями (повреждение 28 октября 1917 года монитора«Эребус»[en] взрывающимся катером FL-12) были неудовлетворительными[2].

Инженерами стран Антанты также предпринимались шаги по созданию управляемого оружия — Арчибальд Лоу разрабатывал радиоуправляемый снаряд для поражения германских дирижаблей, а в США были созданы несколько видов самолётов-снарядов — но они завершились неудачей.

В межвоенный период, большинство промышленно развитых стран пыталось разработать радиоуправляемые системы вооружений — радиоуправляемые самолёты-снаряды, телемеханические танки и другое, наиболее широко такие работы шли в СССР.

Созданное в 1921 году Остехбюро занималось разработками различных видов управляемого вооружения. В ходе деятельности Остехбюро были созданы ряд видов радиоуправлямых «телетанков» (для доставки мощных взрывчатых зарядов к позициям противника, распыления отравляющих веществ, постановки дымовых завес на передовой), радиоуправляемых торпедных катеров. Велись работы над использованием бомбардировщиков ТБ-3 в качестве радиоуправляемых летающих бомб.

В Великобритании в 1920-х годах велись работы над созданием летающей бомбы RAE Larynx (англ. Long Range Gun with Lynx engine), предназначавшейся для применения по береговым целям. Ряд экспериментов был проведён с 1927 по 1929 годы на дистанции 100—180 км, но лишь часть из них была успешной.

Практически все работы 1930-х годах не привели к каким-либо результатам из-за отсутствия в то время эффективных способов отслеживать движение управляемого вооружения на дистанции и несовершенства систем управления. Однако, полученный ценный опыт был эффективно использован при создании управляемых мишеней для тренировки артиллеристов и зенитчиков.

Принцип работы

Высокоточное оружие появилось в результате борьбы с проблемой невысокой вероятности поражения цели традиционными средствами. Основные причины — отсутствие точного целеуказания, значительное отклонение боевого припаса от расчётной траектории, противодействие противника.

Следствие — большие материальные и временные затраты на выполнение задачи, высокий риск потерь и неудачи. С развитием электронных технологий появились специфические возможности управления боеприпасом на основании сигналов датчиков положения боеприпаса и цели. Основные виды методов определения взаимного положения боеприпаса и цели:

  • Стабилизация траектории боеприпаса на основании инерциальных датчиков ускорений. Позволяет уменьшить отклонения от расчётной траектории.
  • Подсветка цели специфическим излучением, позволяющим боеприпасу опознать цель и скорректировать отклонения. Обычно подсветка выполняется радиолокаторами (в системах ПВО) или лазерным излучением (для наземных целей).
  • Использование специфического излучения цели, позволяющего боеприпасу опознать цель и скорректировать отклонения. Это может быть радиоизлучение (например, в противорадиолокационных ракетах), инфракрасное излучение перегретых двигателей машин и самолётов, акустические и магнитные поля кораблей.
  • Поиск следов цели, например кильватерного следа корабля.
  • Умение боеприпаса идентифицировать оптическую или радиотехническую картину цели для выбора приоритетной цели и наведения.
  • Управление полётом боеприпаса на основании показаний систем навигации (инерциальной, спутниковой, картографической, звёздной) и знания координат цели или пути к цели.
  • Возможно так же удалённое управление боеприпасом оператором или автоматической системой наведения, которые получают сведения о положениях цели и боеприпаса по независимым каналам (например, визуально, радиолокационными или иными средствами).

Сложные боеприпасы могут руководствоваться несколькими методами поиска цели в зависимости от их доступности и достоверности. Помимо проблемы поиска цели перед высокоточным оружием зачастую ставятся задачи преодоления средств противодействия, направленных на уничтожение или отклонение боеприпаса от цели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector