Медицина будущего: какие технологии позволят людям победить старость, болезни и смерть? |

Медицина будущего: какие технологии позволят людям победить старость, болезни и смерть? | Лодки

Антиреформа здравоохранения

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) прямо рекомендовала использовать элементы советской модели другим странам. «Модели здравоохранения в мире смешанные, но [в последние десятилетия] проявляется один общий тренд: ряд стран усиливают бюджетное финансирование, а то вообще пытались и до сих пор пытаются идти по пути СССР», – отмечает президент «Лиги пациентов» и член Экспертного совета при правительстве РФ Александр Саверский. Сегодня в ряде европейских государств реализуются советские принципы здравоохранения – бесплатность и всеобщая доступность. Под влиянием отечественной на Западе сформировалась собственная бюджетная система медицины, которую часто именуют моделью Бевериджа (она существует, в частности, в Великобритании, Ирландии, Дании, Италии, Испании).

Реформа здравоохранения привела к расслоению граждан в доступе к качественной медицине, что признают 48% россиян, по данным опроса IPSOS. «Это государственно установленное неравенство, именно так его надо сформулировать. У него три корня: привилегированное положение элиты, неравенство регионов и жителей города и деревни, неравенство по доходам», — говорит профессор ВШЭ Василий Власов. По его словам, такое положение негативно влияет на уровень жизни людей: «Там, где сильнее расслоение, меньше удовлетворенность помощью. А главное, оно означает, что какая-то часть граждан оказывается плохо обеспечена ею».

Библиографическая ссылка

Беловодский А.А. ЗДРАВООХРАНЕНИЕ В РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ // Современные наукоемкие технологии. – 2009. – № 11.
– С. 21-27;

Дефицитная медицина

Ивановская область, как и многие другие регионы европейской части России, — типичный пример того, как высокая смертность сочетается с малым финансированием и недостатком кадров. «У нас в районе нет эндокринологов, урологов. Они приезжают из области и приемы ведут, может быть, раз в неделю или две недели», — рассказывает фельдшер с 15-летним стажем Алексей, работающий в Вичугском районе Ивановской области. Как следствие, людям сложно попасть к узким специалистам. Молодых врачей в районе почти нет, в основном остались пожилые доктора. По мнению Алексея, причина – низкие зарплаты. В итоге некоторые пациенты просто не могут своевременно получить помощь.

Как мы считали

1. Для оценки влияния качества системы здравоохранения на демографию взяты данные Минздрава, ЦНИИОИЗ, Росстата (ЕМИСС), Минфина и Росказначейства.2. Сначала сопоставлялся уровень финансирования и смертности населения. Взяты консолидированные госрасходы регионов на здравоохранение за 2021 год на душу населения, которые отнесены к величине прожиточного минимума (ПМ).

По России показатель составил 2,1. Лучшие показатели у Сахалинской обл. (4,9), Чукотки (4,2) и Ненецкого АО (4), аутсайдеры – Северный Кавказ (1,4), Смоленская, Ивановская и Ростовская обл. (1,5).Поскольку такие затраты влияют на защиту здоровья всего населения, то далее бралась смертность граждан всех возрастов, но только от болезней (без учета внешних причин: убийств, отравлений, ДТП).

У Ивановской и Смоленской обл. показатели одни из худших: 140-150 чел. на 10 000 населения (при средней по России – 115 чел.)Чтобы посторонние региональные различия сказывались не так сильно, для оценки связи здесь и далее брались регионы Центрального и Северо-Западного федеральных округов.

По этим регионам корреляция между показателями оказалась сильна (-81%), то есть часто выше финансирование – ниже смертность.3. На следующем этапе проверено, как на показатели смертности влияет нагрузка на врачей. Число всех заболевших (без внешних причин) отнесено к количеству врачей (данные Минздрава).

В России в 2021 году на 1 врача было 208 больных. Меньше нагружены врачи​ Кабардино-Балкарии (109), Северной Осетии (118) и Магаданская обл. (124), аутсайдеры – Курганская (401), Вологодская (333) и Владимирская обл. (323).Так как регионы разняться по доле пожилого населения, нагрузка сравнивалась со смертностью от болезней (без внешних причин) населения в трудоспособном возрасте.

В среднем по России она была 37 чел. на 10000 населения, лидеры: Ингушетия, Дагестан, Чечня (11-14), а также ЯМАО (18) и Москва (22): аутсайдеры: Еврейская АО, Новгородская и Кемеровская области (54).Сильно нагруженные Курганская и Владимирская области также отличились высокой смертностью (48-49 чел на 10 000).

Смотрите про коптеры:  Обзор: ViFLY Finder 2 — пищалка для поиска упавшей модели | RCDetails Blog

Корреляция между показателями была слабой, но заметной – 49%.4. На третьем этапе проверялось, влияют ли на смертность финансовые возможности людей по вложению в здоровью. Бралась зарплата граждан за вычетом величины прожиточного минимума, отнесенная к ПМ.

В среднем уровень свободных средств составил 3,1. Лучше ситуация у жителей ЯМАО (4,9), Сахалинской обл. (4,6) и Санкт-Петербурга (4,2), аутсайдеры: Кабардино-Балкария (1,3), Псковская обл., Чечня (1,5) и Ивановская обл. (1,5). Ивановская и Псковская области – одни из лидеров по смертности населения в трудоспособном возрасте (51-52 чел. на 10 000).

Реформа здравоохранения раздробила страну / экономика / независимая газета

По числу врачебных посещений россияне приблизились к Германии и Литве, но лечат их по-другому

здравоохранение, госрасходы, реформа, омс, счетная палата, врачебные посещения, амбулаторная помощь

Фото агентства городских новостей “Москва”

Несмотря на сокращение в ходе реформы здравоохранения числа больниц и врачей, обеспеченность койками в РФ выше, чем в ряде развитых стран с бюджетным финансированием здравоохранения и на одном из высоких уровней среди стран с обязательным медицинским страхованием (ОМС). По показателю подушевого числа врачебных посещений Россия находится на уровне Германии и Литвы. К таким выводам пришла Счетная палата (СП). Хотя, как пояснили «НГ» в СП, это еще не свидетельствует об отсутствии проблем. Аудиторы настаивают: российская система ОМС недостаточно эффективна. Для многих заболеваний все еще нет стандартов медпомощи, финансирование по регионам неравномерно. Не решен вопрос с лекарственным обеспечением в амбулаторных условиях.

Счетная палата проанализировала эффективность функционирования системы ОМС в России. В ходе своего обследования аудиторы среди прочего провели сравнительный анализ ситуации в РФ и в странах с разными моделями финансирования здравоохранения. Для этого были использованы данные по 31 стране с развитой экономикой, из которых в 14 преобладает бюджетная схема финансирования, а в 17 – преимущественно система ОМС.

В ходе исследования, в частности, выяснилось: «Данные о потреблении амбулаторной помощи по РФ… свидетельствуют, что по этому показателю Россия превосходит любую из стран с бюджетной системой финансирования и находится на уровне выше среднего для стран с ОМС».

По показателю подушевого числа врачебных посещений «Россия находится на уровне Германии и Литвы». «В РФ число выписанных из стационаров пациентов на тысячу населения выше, чем в любой стране из группы стран с бюджетной моделью финансирования. Этот показатель в России является одним из самых высоких в группе стран с системой ОМС», – сообщили также аудиторы.

Также, по данным СП, обеспеченность населения койками в РФ выше, чем в любой из рассматриваемых стран с бюджетной системой, а среди государств с системой ОМС Россия по обеспеченности населения койками относится к странам с наиболее высокими значениями. «Показатель средней продолжительности госпитализации в РФ выше, чем в любой из рассматриваемых стран с бюджетной системой, и является одним их самых высоких в группе стран с системой ОМС», – продолжили в ведомстве Алексея Кудрина.

Но, как сообщается в материалах СП, «в РФ расходы на здравоохранение, в том числе государственные расходы, находятся на самом низком уровне среди всех рассматриваемых стран, доля внебюджетных расходов является самой высокой среди всех рассматриваемых стран».

«Это объясняется прежде всего тем, что практически во всех рассматриваемых странах лекарственное обеспечение при амбулаторном лечении входит в программы государственных гарантий по предоставлению медицинской помощи», – пояснили аудиторы.

В целом выводы Счетной палаты о системе ОМС в России не столь радужные: она «функционирует недостаточно эффективно».

Смотрите про коптеры:  Лучший симулятор квадрокоптера | Учимся гонять на коптере | RCDetails Blog

«Важно обеспечить полноту системы стандартов оказания медицинской помощи, используемых при формировании тарифов на оплату медицинской помощи в системе ОМС, – сообщила зампред СП Галина Изотова. – Для многих заболеваний, входящих в базовую программу ОМС, до сих пор не разработаны стандарты медицинской помощи, на основе которых определяются объемы медицинских услуг, учитываемые при расчете тарифа. Все это приводит к значительной разнице в подходах к тарифообразованию в субъектах РФ».

Действующая система ОМС не предусматривает лекарственного обеспечения застрахованных лиц при оказании медпомощи в амбулаторных условиях, добавили аудиторы.

«И в совокупности с проблемами льготного лекарственного обеспечения, характеризующимися отказами гражданам в выдаче льготных лекарственных препаратов, монетизацией льгот и проблемами в информационно-методическом сопровождении, это ограничивает возможность достижения целей по снижению смертности и повышению ожидаемой продолжительности жизни населения», – обратила внимание Изотова.

На фоне таких недостатков и иных провалов начатой в 2021-х годах реформы системы здравоохранения и оптимизации выводы о высоких показателях ресурсной обеспеченности населения РФ могут показаться неожиданными.

Тезис о провалах имеет официальное подтверждение. Например, два года назад Татьяна Голикова, которая в 2007–2021 годах занимала должность министра здравоохранения, сообщила, что во многих регионах оптимизация была проведена неудачно, даже ужасно. «И качество, и доступность услуг в здравоохранении резко ухудшились», – отмечала она.

По данным Росстата, с 2021-го по 2021 годы включительно число больничных коек в стране снизилось примерно с 94 до 80 на 10 тыс. населения, причем число инфекционных коек за этот период снизилось с 5 до 4 на 10 тыс. населения. Уменьшалось число больниц, станций скорой помощи.

Снизилась и численность врачей: примерно с 50 до 49 на 10 тыс. населения. Причем численность педиатров (видимо, из-за негативных демографических тенденций?) снизилась примерно с 32 до 20 человек на 10 тыс. населения за указанный период. А численность среднего медперсонала сократилась примерно со 106 до 102 человек на 10 тыс. населения.

В пресс-службе СП не сделали для «НГ» разъяснений о том, какие конкретно страны рассматривались в их сравнительном анализе, уточнив, что «дополнительная информация по данному вопросу не может быть предоставлена, так как она имеет ограничительную пометку «Для служебного пользования».

При этом в пресс-службе СП указали, что противоречий между выводами о недостаточной эффективности финансирования и об относительно высокой обеспеченности граждан койками и т.п. нет.

«Наша медицинская сеть действительно по обеспеченности койками находится на высоком уровне. При этом данный факт, как и высокий уровень потребления амбулаторных услуг, никоим образом не свидетельствует об отсутствии кадровых проблем в здравоохранении, а высокие сроки пребывания на койке – это далеко не всегда хорошо», – пояснили «НГ» в Счетной палате.

Сравнение же показателей разных стран проводилось для того, чтобы понять, есть ли значимые различия между бюджетной моделью финансирования здравоохранения и страховой (итог сравнения – значимых различий нет), а не для рейтингования позиции России, обратили внимание в СП.

В совместном комментарии Минздрава и Федерального фонда ОМС, подготовленном в ответ на отчет аудиторов, говорится, что выводы Счетной палаты ставят дополнительные задачи совершенствования нормативного правового регулирования в сфере ОМС.

Впрочем, ряд предложений реализуются уже в текущем году. «Разработаны варианты совершенствования методики распределения субвенций, учитывающие влияние стоимости лекарственных препаратов, фактической структуры расходов медицинских организаций, ценовых факторов бюджетных услуг, уровня заболеваемости в субъектах РФ», – привели пример в ведомствах Михаила Мурашко и Елены Черняковой.

Если же говорить о ресурсной обеспеченности, то в последние годы, как сообщила «НГ» Лариса Габуева, директор Центра подготовки управленческих кадров факультета управления в медицине и здравоохранении Института отраслевого менеджмента РАНХиГС, в России «на одну койку приходится около 125 человек, при этом имеются значимые региональные колебания от 71 до 160 человек на койку».

Смотрите про коптеры:  Как включить многооконный режим Samsung Galaxy S20 / S20 / S20 Ultra - Vgev

А на одного врача, по данным эксперта, «в среднем по РФ сегодня приходится около 211–212 человек, но региональные колебания также составляют достаточно серьезный диапазон – от 160 до 250 человек на одного врача».

«Главная задача сейчас – добиться регионального выравнивания, создать такие механизмы, которые бы позволили сгладить медико-демографические различия в регионах, – считает Габуева. – По всей видимости, в этом и будет заключаться основная цель совершенствования финансовой модели здравоохранения в будущем». 

Сколько россия вкладывает на медицину

В 2021 году общие расходы на медицину в России составляли около 5,6% ВВП. Из них на консолидированный бюджет (федеральный, региональные бюджеты, средства Фонда обязательного медицинского страхования) пришлось 3,5% ВВП, на частный сектор (разовые расходы граждан и полисы добровольного медицинского страхования) – 2,1% ВВП.

В 2020 году госрасходы консолидированного бюджета ожидаются на уровне 4394 млрд руб., а в 2021 – примерно те же 4401 млрд руб. Поскольку прогнозируется рост ВВП, уровень финансирования здравоохранения может снизиться с 4,1% до 3,8% ВВП, следует из данных Минфина оценок Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ).

Из федерального бюджета в 2020 году потратят 1265 млрд руб., из средств ОМС – 2369 млрд руб., а из средств региональных бюджетов – 761 млрд руб.Среднедушевые расходы на здравоохранение в России в 2021 году были в 1,8 раза ниже, чем в «новых» странах ЕС, и в 3,9 раза ниже, чем в «старых» странах ЕС (соответственно — 1010, 1850 и 3950 долларов по паритету покупательной способности), следует из данных Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и ВШОУЗ.

Хроническая недостаточность денег

Сколько россия вкладывает на медицину

В 2021 году общие расходы на медицину в России составляли около 5,6% ВВП. Из них на консолидированный бюджет (федеральный, региональные бюджеты, средства Фонда обязательного медицинского страхования) пришлось 3,5% ВВП, на частный сектор (разовые расходы граждан и полисы добровольного медицинского страхования) – 2,1% ВВП.
В 2020 году госрасходы консолидированного бюджета ожидаются на уровне 4394 млрд руб., а в 2021 – примерно те же 4401 млрд руб. Поскольку прогнозируется рост ВВП, уровень финансирования здравоохранения может снизиться с 4,1% до 3,8% ВВП, следует из данных Минфина оценок Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ). Из федерального бюджета в 2020 году потратят 1265 млрд руб., из средств ОМС – 2369 млрд руб., а из средств региональных бюджетов – 761 млрд руб.
Среднедушевые расходы на здравоохранение в России в 2021 году были в 1,8 раза ниже, чем в «новых» странах ЕС, и в 3,9 раза ниже, чем в «старых» странах ЕС (соответственно — 1010, 1850 и 3950 долларов по паритету покупательной способности), следует из данных
Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и ВШОУЗ.

«Сторонники урезания расходов аргументируют свою позицию тем, что средства вряд ли будут потрачены эффективно, – утверждает Куринный. – Они говорят о черной дыре, о том, что, сколько ни дай, здравоохранению все мало, будто невозможно угнаться за современной наукой, которая делает обследования и лечение все более дорогими». Депутат считает такие представления ложными, поскольку на каждый вложенный в здравоохранение рубль государство получает минимум два в виде предотвращенного ущерба от утраты трудоспособности, инвалидности, раннего ухода людей из жизни.

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector