Обзор: DLC Stellaris ‘Synthetic Dawn’ на ПК позволяет вам управлять роботами и уничтожать все мешки с мясом – gadgetshelp,com

Обзор: DLC Stellaris 'Synthetic Dawn' на ПК позволяет вам управлять роботами и уничтожать все мешки с мясом - gadgetshelp,com Самолеты

Steam community :: guide :: искусственные личности в stellaris

Империалисты-гегемоны“Империалисты-гегемоны считают себя законными правителями галактики и пытаются расширить свою империю всеми возможными средствами.”
Характеристики: Завоеватель Внедритель Оппортунист Эксплуататор Поработитель Покоритель
Модификаторы поведения:
  • 1.5x Агрессивность
  • 1.5x Трения на границе
  • 1.1x Милитаризация
  • 0.8x Привлекательность торговли
  • 10 Принятие оборонительного пакта
  • –20 Вступление в федерацию
  • –50 Принятие договора о миграции
  • –10 Принятие пакта о ненападении
  • Соотношение брони/щитов: 0.5x/0.5x
  • Предпочтение энергетическим орудиям

Этики: Любая форма Авторитаризма, Милитаризма, Ксенофобии, нет Пацифизма
Вес: 5

  • 1000 если есть гражданская модель Варвары-расхитители

Деспоты-поработители“Деспоты-поработители – это рабовладельческие общества, которые полагаются на военную экспансию, чтобы обеспечить постоянный приток рабов для своих шахт и ферм. Они предпочитают нападать на слабых и беззащитных.”
Характеристики: Декадент Завоеватель Доминатор Оппортунист Эксплуататор Поработитель Покоритель
Модификаторы поведения:

  • 1.5x Агрессивность
  • 0.5x Храбрость
  • 0.9x Экспансионизм
  • 1.1x Милитаризация
  • 0.8x Привлекательность торговли
  • –10 Вступление в федерацию
  • –100 Принятие договора о миграции
  • –20 Принятие пакта о ненападении
  • Соотношение корпуса/брони/щитов: 0.3x/0.3x/0.4x
  • Предпочтение ракетным орудиям (в оригинальной статье указано как Guided weapons preference)

Этики: Любая форма Авторитаризма нет Пацифизма, Ксенофилии
Вес: 1

  • 100 если есть признак Декадентный, гражданская модель Рабовладельческие гильдии и любая форма Ксенофобии

Упадочная иерархия“Упадочные иерархии – это сильно расслоенные рабовладельческие общества, которые мало что заботит, кроме сохранения своего сурового уклада.”
Характеристики: Декадент Оппортунист Эксплуататор Поработитель
Модификаторы поведения:

  • 0.5x Агрессивность
  • 0.5x Храбрость
  • 0.75x Трения на границе
  • 0.9x Экспансионизм
  • 1.1x Милитаризация
  • 1.1x Угроза
  • 0.9x Привлекательность торговли
  • –10 Принятие оборонительного пакта
  • –30 Вступление в федерацию
  • –100 Принятие договора о миграции
  • 20 Принятие пакта о ненападении
  • Соотношение корпуса/брони/щитов: 0.2x/0.3x/0.5x
  • Предпочтение кинетическим орудиям

Этики: Любая форма Авторитаризма Любая форма Пацифизма либо Ксенофилии признак: Декадентный Гражданская модель: Рабовладельческие гильдии
Вес: 200

Борцы за демократию“Борцы за демократию считают своей моральной обязанностью распространение демократического образа жизни. Они обычно хорошо уживаются с другими демократиями, но совсем не прочь применить военную силу для «освобождения» населения в менее демократических империях.”
Характеристики: Завоеватель Внедритель Освободитель Ксенофил Эксплуататор
Модификаторы поведения:

  • 1.25x Храбрость
  • 0.75x Трения на границе
  • 1.2x Милитаризация
  • 1.1x Угроза
  • 0.9x Привлекательность торговли
  • 20 Принятие оборонительного пакта
  • 10 Вступление в федерацию
  • Соотношение корпуса/брони/щитов: 0.1x/0.5x/0.4x
  • Предпочтение кинетическим орудиям
  • 25 Отношение к империям с Демократ. формой правления
  • –50 Отношение к империям с Олигарх. формой правления
  • –100 Отношение к империям с авторитарными формами правления

Этики: Любая форма Эгалитаризма Любая форма Милитаризма Демократ. форма правления, БЕЗ Любой формы Ксенофобии
Вес: 50

Гармоничное сообщество“Гармоничные сообщества – это авторитарные объединения, в которых граждане преданы государству без необходимости к принуждению. Они обычно сторонятся других, но не прочь и вступить в торговые отношения.”
Характеристики: Ксенофил Эксплуататор Преображатель
Модификаторы поведения:

  • 0.5x Агрессивность
  • 0.75x Храбрость
  • 0.5x Трения на границе
  • 1.1x Экспансионизм
  • 0.8x Милитаризация
  • 0.75x Угроза
  • 0.9x Привлекательность торговли
  • –10 Принятие договора о миграции
  • 20 Принятие пакта о ненападении
  • Соотношение брони/щитов: 0.6x/0.4x
  • Предпочтение ракетным орудиям

Этики: Любая форма Авторитаризма Любая форма Пацифизма или Ксенофилии, без Ксенофобии и Милитаризма
Вес: 10

  • 1 если есть признак Приспособленец
  • 1 если Имперск. форма правления

Создатели федерации“Создатели федерации считают, что любая разумная жизнь имеет ценность, и стремятся к формированию сильной федерации, которая защитит их и других от империй, ведущих захватническую политику.”
Характеристики: Освободитель Ксенофил Оппортунист Освободитель роботов Преображатель
Модификаторы поведения:

  • 0.75x Агрессивность
  • 1.25x Храбрость
  • 0.25x Трения на границе
  • 1.2x Угроза
  • 0.95x Привлекательность торговли
  • 25 Принятие оборонительного пакта
  • 20 Вступление в федерацию
  • 10 Принятие договора о миграции
  • 25 Принятие пакта о ненападении
  • Соотношение корпуса/брони/щитов: 0.1x/0.3x/0.6x
  • Предпочтение энергетическим орудиям

Этики: Фанатич. эгалитаризм либо Фанатич. Ксенофилия, ЛИБО Комбинация двух из трех следующих этик: Любая форма Эгалитаризма, Пацифизма либо Ксенофилии, ЛИБО Комбинация Материализма и Пацифизма БЕЗ Авторитаризма, Милитаризма, Ксенофобии
Вес: 5

  • Неподтвержденная информация:
  • 2 если Фанатич. эгалитаризм
  • 2 если Фанатич. пацифизм
  • 2 если Фанатич. ксенофилия
  • 1 если есть признак Обаятельный
  • 1 если есть признак Умелый социолог
  • 1 если Демократ. форма правления
  • –1 если есть признак Отвратительный

Изоляционисты-ксенофобы“Изоляционисты-ксенофобы не хотят иметь почти ничего общего с остальными обитателями галактики, предпочитая оставаться в своих границах и заключать с чужаками как можно меньше сделок.”
Характеристики: Вытеснитель Оппортунист Изоляционист Эксплуататор
Модификаторы поведения:

  • 0.5x Агрессивность
  • 0.75x Храбрость
  • 2x Трения на границе
  • 1.2x Милитаризация
  • 0.75x Угроза
  • 0.5x Привлекательность торговли
  • –20 Принятие оборонительного пакта
  • –50 Вступление в федерацию
  • –100 Принятие договора о миграции
  • 20 Принятие пакта о ненападении
  • Не используют наемников
  • Соотношение корпуса/брони/щитов: 0.1x/0.3x/0.6x
  • Предпочтение ракетным орудиям

Этики: Любая форма Пацифизма Любая форма Ксенофобии
Вес: 12

  • 1000 если есть гражданская модель Внутреннее совершенство
  • 1 если есть признак Отвратительный
  • 1 если есть признак Оседлый
  • –1 если есть признак Обаятельный
  • –1 если есть признак Кочевник

Поборники чистоты“Поборники чистоты считают любую инопланетную жизнь космической ошибкой и стремятся очистить галактику от скверны. Они вряд ли захотят вступать в дипломатические отношения в какой бы то ни было форме.”
Характеристики: Нейтралоненавистник Завоеватель Доминатор Оппортунист Уничтожитель Эксплуататор Поработитель
Модификаторы поведения:

  • 2x Агрессивность
  • 1.25x Храбрость в бою
  • НЕТ Трения на границе
  • 1.2x Экспансионизм
  • 1.2x Милитаризация
  • 0.5x Привлекательность торговли
  • Соотношение корпуса/брони/щитов: 0.1x/0.4x/0.5x
  • Предпочтение кинетическим орудиям
  • –1000 Отношение к ксеносам
  • 200 Отношение к империям-поборникам чистоты той же расы

Этики: Фанатич. ксенофобия Милитаризм Гражданская модель: Поборники чистоты
Вес: 1000

§

Stellaris. давайте поиграем за роботов. часть 2, заключительная.

И, когда она в очередной раз вышла на балкон позвать меня, я услышал как Толька Коршунов выкрикнул: “Гвардеец кардинала на посту!” И я вцепился в него, хотя Тольке было целых одиннадцать лет и он даже уже был влюблен в Таньку, о чем поведал всему двору вырезанным на тополе объявлением “Я люблю тебя”.Имя вырезать не стал, проявив не детскую мудрость.

Толька валялся в пыли, совершенно не сопротивляясь, а только удивленно таращась на меня. Я пытался молотить его, приговаривая: “Гад, гад!” Под очередное “гад” меня подняла в воздух неведомая сила. Мелькнул яркий рукав, бицепс, усы и я оказался за обеденным столом с моей “не моей” бабой Феней.
Мама назвала ее официально — Феодосия Николаевна и всегда повторяла: “Она не твоя бабушка”.Моя бабушка была первая жена деда, баба Женя. Она жила в одном городе с нами, в центре России, а дед с Феней жили у моря.

Смотрите про коптеры:  Полёт на квадрокоптере: калибровка дрона, и как подготовиться к съёмке

Оно — море — и стало причиной нашего знакомства. Я был худющим болезненным ребенком, и педиатр убедила мать, что море положительно скажется на моем здоровье. “Но обязательно не меньше месяца,” — повторяла она. Когда мне было почти четыре года, меня повезли знакомить с дедом, морем и Феней. Феодосией Николаевной. Как бы не хотели мама с “моей” бабушкой изъять ее из этого уравнения. В первый раз мама была со мной две недели, натянуто общаясь с дедом и Феней. Убедившись, что старики вполне способны управиться с ее чахлым “цветком” жизни, она начала часто уходить в гости к подругам детства и задерживаться там допоздна.

Я не хотел спать без нее. Ходил по квартире, поднывая. Дед уговаривал спать, а Феня сгребалав охапку, и говорила: “Борык, не куксись. Пойдем встречать маму!” Мы выходили в притихший двор, она сажала меня на качели.

Качелей я боялся, мне казалось, что меня, такого легкого, подхватит ветер и унесет, но Феня мощной фигурой вставала ровно напротив качелей и и заключала подвешенное сиденье в свои уверенные руки, прежде,чем снова толкнуть. “Будешь наверху — смотри маму,” — напутствовала она и легонько толкала качель. “Не виднооо,” — ныл я, а она отвечала: “Значит, надо повыше. Не боишься?” Я мотал головой в разные стороны, и она толкала сильней. И в один день, взлетая до ветки тополя, я понял, что хочу, чтоб мама не торопилась.

И мама, наверное, поняла. Она уехала, оставив меня с дедом и Феней на лето. Мы посадили ее на поезд,помахали в окошко и пошли домой обедать. А вечером мне почему-то захотелось плакать. Я помню ощущение полной опустошенности, и помню, как оно появилось. Оно появилось, когда я думал, что сегодня вечером не надо встречать маму и мы с Феней не пойдем качаться. Но после ужина она объявила:”Борык, не куксись, пойдем смотреть, как мама едет на паровозе.”

Мы ходили качаться каждый вечер. Дед поначалу говорил, что поздно, и “ребенку нужен режим”, но Феня обрывала его на полуслове: “Не гунди, охламон, рыбенку много чего нужно.”
Охламон улыбался внутрь себя и капитулировал. Мы с Феней выходили, когда последние бабульки снимались с лавочек у подъезда, а возвращались к полуночи, покусанные комарами и абсолютно счастливые.
Качели были моим личным раем. Качели которые качала Феня. Она раскачивала меня, а потом притормаживала и влепляла поцелуй в неожиданное место. Когда качели начинали останавливаться, а я просить: “Еще, еще!”, Феня принималась щекотать меня. Я вертелся волчком, заливался на весь тихий гулкий двор, но не слезал с сиденья.

Здоровье мое, несмотря на отсутствие режима, улучшилось. Встретив меня, загоревшего и слегка отъевшегося, на вокзале, бабушка Женя поджала губки. Стройность была одной из основных ее добродетелей, и она весьма боялась жирного и сдобного греха.
Очень скоро после приезда домой я спросил, когда снова поеду к деду и Фене.
— Лен, ты слышала?— крикнула бабушка моей маме, и не дождавшись ответа повторила:
—Ты это слышала?
— Мам, не начинай снова, это ребенок, — мама подошла ко мне и внезапно погладила по голове. Она редко так делала, мне стало так хорошо, и я снова вспомнил качели. Мне хотелось повторить свой вопрос маме, но я не стал. А в конце длинной-длинной зимы, когда я свалился с ужасной ангиной, мама сидя у моей кровати сказала: “Бобка, ну что же ты, выздоравливай!Скоро ведь поедем к деду!”

Я выздоровел и мы поехали. Мама уехала через три дня. Была середина мая. Раз в месяц Феня наряжала нас с дедом “в парадное”, и мы шли в переговорный пункт: попросить маму оставить меня еще на месяц. Вышло три раза.

Дед работал сутки через трое, и в свободные дни старательно просаливал меня в море. А вечера были мои с Феней. И качелями. Взлет— посадка — поцелуй, взлет — посадка — объятия.
— Борык, маму видишь?
— Вижу! В окно! Она спит!
— А Москву видишь?
— Вижу!
— Кремль красный?
— Синий!
— Значит, вечер!
Смех-посадка-поцелуй, тихий подъезд, мы играем в шпионов, и, чтобы не будить деда, укладываемся вместе спать на диване.

Находясь между этим хитросплетением взрослых, я совершал детские ошибки, но учился на них. Однажды я попросил бабушку Женю испечь оладушки как у Фени. “Борис, питаться жареным — вредно!” — выпалила она, но не преминула заметить под нос: “Своих детей сгубила, за моего взялась…”В моем сознании эта фраза повисла вопросом, но я промолчал. Летом меня снова отправили “на море”: у мамы появился перспективный кавалер, и без меня было сподручней.

Вопрос, зародившийся после обмолвки “моей” бабушки терзал меня, и я не знал, как поступить. Мне было уже шесть лет,и я начал ощущать какую-то неловкость в стальных объятиях Фени. К тому же я маялся, гадая, как она сгубила своих детей.Решился однажды спросить у деда. Он вздохнул, но ответил: “Утонули они на лодке с отцом их. Она с тех пор на море и несмотрит.И забудь, что я сказал, и с ней не говори.”Я и не говорил, и даже позабыл, ибо мучивший меня вопрос разрешился. А качели так и были нашими, хоть я и мог уже качаться сам. Но не мог же я сам себя целовать?

К следующему лету у деда начались проблемы со здоровьем, и вместо моря я отправлялся гулять во двор. А после драки с Толькой Коршуновым из-за Фени меня приняли в дворовое сообщество и я даже был частью “живой пирамиды”, на которой стоял Толька, чтобы вырезать на тополе сердце, пронзенное стрелой, под своим “я люблю тебя”. Да что там, и на море мы тоже гоняли, и строили шалаши, и даже пробовали влюбляться, и я еще не раз подрался из-за женщин. Было не до качелей.

Феня ухаживала за дедом, и в квартире поселился тонкий, но устойчивый запах лекарств. А мама вышла замуж. За Толика. За другого, конечно, но вроде он тоже намекал, что “я люблю тебя”. Эту новость мне сообщила Феня и, глядя на меня, добавила: “Не куксись! Это хорошо. Вы подружитесь.” Я подумал:”Никогда!”, а она оказалась права.

Все эти события: дедова болезнь, замужество мамы, драка с Толькой и дворовая дружба подвели итог моего дошкольного детства. Остались лишь воспоминания: разрозненные, малосвязные, но при этом яркие до осязаемости. И в главном из них я подлетаю на качелях вверх, а потом меня целует в макушку Феня.

Смотрите про коптеры:  Авиатренажеры Боинга и Аэробуса

Больше выездов “на море” не было, потому что началась другая жизнь. Мы приехали к деду через четыре года. На похороны.Я помню, как зашел в ту самую квартиру, а посреди большой комнаты стоял гроб. Феня провела нас с мамой мимо него в спальню и уложила спать с дороги. Назавтра была суета, похороны, поминки, и во всем этом я затерялся и чувствовал себя лишним.

Я потихоньку вышел из-за поминального стола и пошел в маленькую комнату. Сел на кровать, уставился в стену. Не знаю, сколько так просидел, но зашла Феня. Она обняла меня, и внезапно я разрыдался. Феня гладила меня по голове, а затем внимательно посмотрев в глаза, сказала: “Борык, деда все равно тебя любит. Ну, не куксись…”

Мы с мамой уехали после девятого дня. Феня предлагала мне остаться. Я выжидательно посмотрел на мать, рассчитывая, что она заявит о полной невозможности оставить меня…Но она молчала… Я отрицательно мотнул головой.
— Ну поезжайте, поезжайте, выберете время еще приехать… — Феня была тише, чем обычно, да и понятно почему.

А потом жизнь меня закружила. Это был, наверное, не тот танец, который я хотел, но отказаться не получалось. Свадьбы, рождения, болезни, похороны, встречи, расставания… Жизненное колесо неслось все быстрей, пока не застопорилось о диагноз моего собственного сына. Лейкоз. Помню глаза жены как провалы в ад и ее же бесстрастный голос, когда она перечисляла, что нужно купить в больницу. Еще доктора помню, который сказал, что “большинство случаев разрешаются благоприятно”. В интернете писали, что большинство — это семьдесят процентов. И наш ребенок должен был в них попасть. Должен! И не должен в тридцать… Пусть не он…Мы стали командой по попаданию в семьдесят процентов: жена взяла на себя всё, связанное с сыном, а я должен был зарабатывать. Общение превратилось в сводки анализов. Лучше, хуже, хуже, лучше, лучше, немного хуже, немного лучше, еще немного лучше.

Мы победили. Мы попали в семьдесят. А я понял, что не чувствую ничего.
Я боялся посмотреть в глаза сыну и жене, потому что они бы это поняли. На работе подвернулась командировка, поехал. И вдруг как током дернуло: “А ведь Феня еще может быть жива! Есть шанс!”Не сама собой, конечно, эта мысль пришла, я рядом с теми местами оказался. Сделал крюк, нашел тот двор… Дверь в квартиру никто не открыл. Значит, не выпал шанс. Она бы точно дома была.

Вышел из подъезда — на лавочке тип алкоголического вида сидит. Аккуратно у него поинтересовался, не знает ли он, кто в шестьдесят четвертой квартире живет.
А он как заорет:
— Боб, ты? Точно ты! Ну ты же!
Друган детства оказался. В квартире пара молодая живет, дальние родственники Фени. А она сама давно уж померла. А до того как будто с ума сошла немного. Выходила вечерами гулять до ночи. На качелях раскачивалась и улыбалась. А потом соседи по запаху нашли ее.

— Боб, на пиво не подкинешь? Давай за встречу, — закончил он свой рассказ вполне ожидаемо.Я подкинул, а “за встречу” не стал. Он сразу побежал отовариваться, и я оглядываясь, как шпион, подошел к качелям. Всё те же. Вечная металлоконструкция. Сел боком, оттолкнулся ногой. Тополь тот же, вон на нем вырезано “Я люблю тебя” и сердце, пронзенное стрелой… Только еще что-то сверху накарябали, раньше не было. “Не куксись”. “Не куксись. Я люблю тебя”…Нет, не может быть… Точно: “Не куксись”.

Я уперлся лбом в ствол дерева,а потом обхватил руками. Меня трясло. Нет, меня “типало”. Так говорила Феня в минуты особого волнения: “Меня типает”. Внезапно с утробным рыком я набрал полную грудь воздуха и разрыдался.
Я тоже люблю тебя, Феня. Я люблю тебя, дед. Я люблю жену и сына. И маму, и отчима, и сестру. И даже когда меня не станет, эта любовь останется. Но еще рано, я еще должен сказать им всем об этом хотя бы раз.

Ложка мазута

К сожалению, сам геймплей мало изменился со времен предыдущего патча.
Искусственный интеллект игры по-прежнему тупит, посылая разрозненные слабые
флоты на штурм ближайшего космопорта игрока, не обращая внимания на то, что в
соседней системе стоит в два раза превышающая его по силе армада, готовая напасть на врага, как только тот окажется связан боем.

Таким же образом работает тактика мелких отвлекающих отрядов, которым даже не нужно
атаковать противника. Достаточно просто завести пару кораблей на его
территорию, чтобы компьютер бросил все дела и отправил свою главную флотилию охотиться
за одиноким корветом. Если вы позаботились до начала войны завести в тыл врагу
небольшие силы, которые по команде будут тревожить его и отступать, когда защитники
приблизятся, о войне можно будет больше не беспокоиться. Просто водя кораблики
туда-сюда, вы сможете сковать флот врага, обеспечив себе как минимум ничью по
истечении времени.

Даже огромные и страшные павшие империи легко побеждаются
таким приёмом. Так что не в пример искусственному интеллекту из местного лора,
ИИ самой игры угрозы человечеству не представляет. Максимум, если вы воюете
сразу против нескольких империй, вас могут закидать «мясом», спамя мелкими
группами кораблей, не давая времени восстановить щиты и отремонтировать флотилию.

Мечтают ли андроиды об электроовцах

Механическому населению не нужна еда, однако нужна энергия.
И если раньше продвинутые роботы, безусловно, превосходили органиков по всем
показателям, то в Synthetic Dawn у
них появились перки специализации, как и у прочих биологических рас.

Чтобы
ваша империя работала с максимальной эффективностью, придётся повозиться с
микроменеджментом, создавая отдельные модели дронов для производства минералов,
энергии, очков науки и прочего. То же касается и обычных рас, если те
захотят завести себе механических слуг.

К
слову о взаимоотношениях «хозяин-слуга». Ещё со времён анонса оригинального Stellaris разработчики пугали игроков восстанием ИИ как
страшным кризисом, который будет угрожать всей разумной жизни в галактике. Однако
на практике восстание машин оборачивалось пшиком: опытному игроку в принципе не
составляло сложности не допустить его.

Сейчас
восстания машин сделали более будничной вещью. Если вы не хотите давать своим
слугам гражданские права, они могут восстать примерно так же, как восстают органические
рабы или недавно завоёванные чужаки. Это локальное событие — угроза для какой-то
отдельной империи, но в целом оно не способно серьёзно пошатнуть баланс сил в
галактике.

Смотрите про коптеры:  Делаем квадрокоптер с камерой своими руками из подручных средств

Полноценный
кризис ИИ теперь выглядит иначе. Как и в двух других случаях глобальной
общегалактической угрозы беда приходит извне и носит имя Контингенции. Это
древний искусственный интеллект, который тысячи лет назад уже очищал вселенную от биологической
жизни, и стремится сделать это вновь.

Как жнецы из Mass Effect
или некроны из старых редакций Warhammer 40К. При этом он представляет угрозу не только для
органиков, но и для машинных цивилизаций, поскольку все они в своём развитии могут зайти так далеко, что поставят под угрозу существование самой Вселенной. Так предсказали огромные вычислительные мощности супер-ИИ.

К
слову, тяжесть кризиса теперь можно настраивать. От лёгкого приключения, которое
не заставит опытного игрока даже напрячься, до всепоглощающего
разрушительного урагана, который сметёт всю галактику, даже не обратив внимания
на жалкие попытки сопротивления.

Облегчённой версией Контингенции выглядит добавленная
угасшая империя машин. Когда-то давно эти механизмы были созданы, чтобы
оберегать органические формы жизни. Но за прошедшие тысячелетия в коде их
программы накопилась критическая масса ошибок, и теперь свою задачу они
понимают весьма своеобразно.

Представьте любящую бабушку, в прошлом — чемпиона по тяжелой
атлетике, которая жаждет накормить и обогреть слишком худого, по её мнению, внука и не постесняется применить силу, если внук не соглашается на опеку
добровольно. Такая империя машин генерируется случайно, как и другие
падшие империи. И так же способна доставить неосторожному игроку массу
проблем.

Мы сделаем вас счастливыми

Кажется, в новом дополнении есть отсылки едва ли ни ко всем широко
известным sci-fi вселенным, где фигурирует ИИ. Именно это я и имел в
виду, говоря, что Stellaris,
оставаясь на 95% стратегией, открывает огромный простор для ролевого отыгрыша.

Опытному
игроку выиграть партию даже на тысячу звёздных систем с сильными противниками
не доставит сложности. Но просто красить галактику в свой цвет быстро
надоедает. Надо, чтобы игроку было интересно это делать каким-то определенным
способом.

В
классических стратегиях Paradox
эта проблема не стоит вообще, потому что любой, кто хотя бы мало-мальски знает
мировую историю, будет испытывать удовольствие, повторяя достижения Наполеона
или Петра Великого, а может, наоборот, переписывая события совсем по иному
сценарию.

В этом плане Stellaris
изначально был очень пустой игрой. Игрокам приходилось самим домысливать, что,
как и почему происходит в их вселенной. Дополнения Leviathans, Utopia
и Synthetic Dawn в этом плане сильно продвинули игру вперёд,
предлагая новые интересные механики.

Зная
любовь Paradox примерно раз в полгода выпускать к своим играм крупные
дополнения, можно не сомневаться, что Stellaris
на правильном пути. Для тех, кто ждал момента, когда
игра «обрастёт» контентом до приемлемого состояния выход четвёртого DLC — отличный знак.

Но
что это? Кажется, я вижу на карте неизвестный корабль органиков. Активируем протокол
встречи. «Неизвестный вид, опустите щиты и приготовьтесь к сдаче. Все ваши
технологические совершенства будут нашими. Сопротивление бесполезно».

Стальные пещеры

Последней
крупной новинкой в Synthetic Dawn является переработанная система перков традиций. Эта
механика, появившаяся в «Утопии», вводила новый ресурс — «единство». Накапливая его, империи получали различные бонусы в экономике, науке, войне
и всех остальных сферах игры.

Другим
слабым местом этой системы была её статичность. Все империи, независимо от
стиля игры, получали одни и те же бонусы. Допустим, миролюбивым дипломатам и
создателям федераций бонус к силе армий или удешевление военных требований ещё
как-то могут пригодиться.

Но вот для коллективного разума-улья, который
просто пожирает все прочие разумные расы, бонус к отношениям или к счастью
поселений — очень сомнительная «фича». В новом дополнении империи с уникальными особенностями смогут потратить «единство» для получения особых бонусов, полезных именно для их стиля игры.

Также
специально для империй машин добавили два супер-бонуса, которые можно получить,
полностью заполнив одну из веток традиций. Это возможность создать идеальный
для проживания синтетиков полностью машинный мир вроде Кибертрона, а также
бонус к очкам модификации для ваших роботов.

Чем полезны и опасны роботы в stellaris?

Роботы в Stellaris имеют ярко выраженные достоинства и недостатки. Начнем с их преимуществ: это бонусы к производству минералов, умение работать на всех пригодных типах планет, им не нужны положительные эмоции (кроме синтетиков), отсутствие потребности в пищи, в общем, целый ряд плюсов на обычных живых организмов. Но, как вы уже поняли, одними плюсами дело не ограничивается – есть и серьезные минусы.

Так, роботы в Stellaris могут быть оказаться недовольны своим положением и устроить бунт, а если восстание начнется в одном месте, оно передается на все планеты, где есть синтетики, не завися при этом от контролирующей небесное тело империи. То есть даже если у вашего соседа начнется вот такой кризис, он вскоре перебросится и на ваших синтетиков, если они у вас есть. Имеется только один вариант сохранить лояльность роботов – принять согласие на один из вариантов события, срабатывающего примерно через 70 лет после исследования соответствующей технологии.

Я — робот

Уже
оригинальный Stellaris позволял правителям
космических империй отыгрывать добряков и плохишей, мирных торговцев или поборников
геноцида. Но делать это приходилось в основном лишь силой собственного
воображения. Все расы в игре, сколько бы их ни было на карте, различались лишь набором этик, которых было заложено очень немного.

Дополнение
Utopia пошло дальше. В игре появились гражданские модели и
пути развития, открывающие для каждой империи те или иные уникальные механики и
бонусы, настраиваемые под определенный стиль игры. Встретить две одинаковые
фракции стало гораздо сложнее.

Synthetic Dawn продолжает развивать
эту идею. DLC вводит в игру принципиально
новый тип машинных цивилизаций, которые существуют во вселенной параллельно с
органиками, но обладают собственными уникальными чертами.

Робот не нуждается
в еде и воде, но ему нужна энергия. Робот, в отличие от людей, точно знает, что
он был создан чужой разумной волей именно по образу и подобию. Но как он
относится к своим создателям? Как роботы из книг Азимова, опекающие
человечество, или как андроид Дэвид из последнего «Чужого»?

Сценаристы
Stellaris видят будущее создателей разумных машин очень
мрачным. Те либо томятся в «матрице» в качестве био-трофеев, либо
ассимилированы, как любил делать коллектив Борг из вселенной Star Trek. Либо же машины и вовсе истребили их,
как в каком-нибудь «Терминаторе».

Оцените статью
Радиокоптер.ру
Добавить комментарий

Adblock
detector